20.10.2020

Для уроков мужества

Время для объединения Русского мира

 

Памяти Александра Владимировича Плотто

19 октября 2018 года , на девяносто девятом годе жизни,  в Париже  скончался Александр Владимирович Плотто.
Светлая память о Русском Патриоте и Гражданине, Историке Русского Флота  навсегда сохранится в наших сердцах!
Александр Владимирович Плотто ушел в свое последнее вечное плавание, оставив нам свои видеовоспоминания   и свои книги  о Русском Флоте, Моряках и Кораблях!

Фильмы об Александре Владимировиче Плотто

 

Александр Владимирович Плотто.
Послание севастопольцам (первая часть)

https://www.youtube.com/watch?v=6bHxZJabKnM

Александр Владимирович Плотто. 

Послание севастопольцам (вторая часть)
https://www.youtube.com/watch?v=bSDVUIFoexE
https://www.youtube.com/watch?v=GDYfSLVgxkg

Франция. Русские традиции.

Александр  Владимирович Плотто.
https://www.youtube.com/watch?v=GxJ_cDy7tO8

Александр Плотто.  

 

ПОСЛАНИЕ К СЕВАСТОПОЛЬЦАМ

Послание Александра Владимировича Плотто гражданам Севастополя

Дорогiе  Севастопольцы,
Я обращаюсь к вам, как один из самых старых Севастопольцев и как один из очень редких теперь оставшихся в живых, если так можно выразиться,  «участников» событiй 1920 года!

Я назвал себя «старым Севастопольцем», хотя моя жизнь в Севастополе была совсем короткой — меня увезли, когда мне было всего пол-года. И все же я ощущаю себя Севастопольцем, ибо моими предками, корнями я связан с этим   «моим родным» городом. Действительно, мои корни — это члены моей семьи, жизнь которых была связана с Севастополем.

Самый близкiй — мой отец, Владимiр Александрович Плотто. Он всю свою  службу во флоте — до вынужденного отъезда  (в 1920 году) из России, провел в Севастополе. По производству в корабельные гардемарины из Морского Корпуса, он был назначен на линейный корабль ПАНТЕЛЕЙМОН. Получив офицерскiй чин мичмана при объявленiи войны с Германiей (в 1914 году) , он сразу же попал в боевую обстановку. За участiе в бою ПАНТЕЛЕЙМОНА с Гебеном (немецким крейсером в Черном море), был награжден орденом Св. Анны «за храбрость». Назначен на дредноут ИМПЕРАТРИЦА МАРIЯ , он прослужил на нем от входа его в строй до самой его гибели после взрыва на рейде Севастополя. Этот рейд мог бы быть его могилой (так он стал бы «Севастопольцем» навеки вечныя,  … но я бы не родился!)

Самым почетным Севастополцем из моей семьи является мой родной дед, отец моей матери, Сергей Карлович Кульстрем. В чине Капитана 1-го ранга, он переселился в Севастополь после назначенiя в 1909 на должность градоначальника. Оставался им до самой своей смерти в iюне 1913 г., будучи уже в чине генерал-лейтенанта флота.

Я выражаю теплую и искреннюю благодарность Александру Андреевичу Зубареву — исторiографу Севастопольского госпиталя имени Пирогова — за присланные мне номера «Вестника Морского Врача». В одном из них напечатана его бiографическая статья о жизни и смерти Сергея Карловича. Как интересно мне было узнать о деятельности моего деда помимо его прямых обязанностей: сколько занятiй по попечительству и председательству разных комитетов, союзов, организацiй и обществ !

Трудно мне было не испытывать гордость при чтенiи решенiя Севастополькой Думы возложить на гроб усопшего градоначальника венок с надписью «От городского самоуправленiя Севастополя, Сергею Карловичу Кульстрему, честнейшему человеку».  А также при чтенiи статiи в газете «Крымскiй Вестник»: » У покойного было мало друзей, но зато очень много врагов … те, которые обделывают делишки, те, которым мешала неподкупная честность покойного.
Про моего другого деда, контр-адмирала Александра Владимiровича Плотто, я знаю, что он служил на Черном Море с начала войны 14-го года, но он служил  главным образом в Одессе.  В 1916-м году он был коммендантом оккупированного турецкого порта Ризе, а в 19-м, после прихода союзников в побежденную Турцiю, он прикомандирован в Русскую Базу в Константинополе. Таким образом, его жизнь не была тесно связана с Севастополем, зато его сестра Наталiя была замужем за командиром Севастопольского порта, контр-адмиралом Федором Алексеевичем Вяткиным, а вторая сестра, Вера, была женой флота генерал-маiора Евгенiя Алексеевича Пастухова, брата главного инженер-механика Севастопольского порта с 1900 года, Николая Пастухова. О другом брате — Константине Пастухове — я узнал из статьи «Крымского Вестника»,  что он был правителем канцелярiи Севастопольского градоначальства.

Немало оказалось в моей родне Севастопольцев!
А когда я женился, то сроднился тогда с еще одной морской семьей – Кущинскими.  Мой тесть – Евгенiй Алексеевич – после производства в 1916 году  из Морского Корпуса, был назначен в Севастополь,  плавал на разных кораблях до самой эвакуацiи Черноморского Флота. А его дед, подпоручик Корпуса Флотских Штурманов, Трифон Георгiевич Кущинскiй, участвовал в разгроме турецкого флота на Синопском рейде и затем служил на северном укрепленiи в обороне Севастополя. Это была Крымская война (1853-1856 гг), война в Севастополе.
А можно заметить, что мой прадед  Карл Федорович Кульстрем тоже принимал участiе в Крымской войне, – но это было в Финском заливе, — когда англо-французская эскадра угрожала Петербургу. Ведь к Крымской войне присоединяют тоже действiя в Соловках и на Камчатке. Да… Крымской называют эту войну, когда на Россию напали Англiя, Францiя, Австрiя, Сардинiя и Турцiя. Победа в Крымской войне для вражеской коалицiи  означало победу над Россiей.
Крым  — это Россiя!
А так же, много  лет тому назад для уходящего Черноморского флота, Крым, удаляющiйся в ночную мглу, – это  была тоже Россiя, которую мы теряли.
Да, это были скорбные дни – 1920 год! — скорбные не только для  удаляющихся почти ста пятидести тысяч беженцев, но и для многих оставшихся на Родине. Беженцы-то теряли Россiю, тогда как среди тех, кто остался, более 100 000 человек потеряли жизнь в последующие месяцы, когда в Крыму царил красный террор, которым руководили Бела Кун и другие ненавидящие Россию.
Я не хочу говорить об этих трагических днях, это — дело  историков…
Я только хотел бы приблизиться к вам, в Севастополе, и разделить с вами ваши чувства. Я могу только горевать, почему я не с вами, не среди вас?
Но не как гость или турист, но среди вас как настоящiй житель Севастополя.
Я вспоминаю мою юность в Бизерте (порт на севере Туниса, в Африке, куда в 1920-1921 гг пришли корабли Русской Эскадры, покинувшей Крым) , когда, еще подростком, я стал задумываться о своем будущем. Я иногда взбирался на ржавеющiй корпус одного из русских кораблей, те, которые прибыли из Крыма, я устраивался в рубке старого миноносца, закрывал глаза, и наслаждался сознанiем того, что я на корабле, построенном в Россiи, корабле Россiйского Флота — и мечтал, мечтал… Не было бы революцiи, вся моя жизнь сложилась бы по-другому. Я, конечно, пошел бы по линiи моих предков, отца, дедов и прадедов и пра пра пра и многих родственников (я насчитал в моей семье около 30-ти морских офицеров). Я бы пошел служить во Флот! Но это была неосуществимая мечта!
А был бы я сейчас в Севастополе, я бы встал на берегу моря, закрыл бы глаза и также помечтал бы: почему я не отставной моряк русской родины, вернувшийся после долгих плаваний в родной город на склоне лет?
Но мечты мои быстро рассеиваются….
Мыслями я возвращаюсь к скорбным дням многолетней давности. Говорить об этих днях? Собственных воспоминай, конечно, нет. По рассказам знаю, что в пути из Севастополя до Бизерты меня — шестимесячнего ребенка — переносили с одного корабля на другой. Отец служил тогда на эсминце ГНЕВНЫЙ, но на переход до Константинополя его откомандировали на ПЫЛКIЙ. Проводя в Константинополе почти 3 месяца, семья перешла на недостроенный эсминец «ЦЕРИГО». Отец вернулся на «свой» корабль «ГНЕВНЫЙ» а для перехода в Бизерту семью поместили на броненосец «ГЕОРГIЙ ПОБЕДОНОСЕЦ».

Ну что же говорить о себе? Вспоминать непрiятные впечатленiя, которые остались от  осознания себя «беженцем» -«русским беженцем» — на чужбине в жизненном пути? Нет, отставим.
Долгие годы моего профессiонального жизнегного пути меня не покидала мысль, которая впоследствии превратилась в убеждение. А убедился я в том, что родина Россiя потеряла очень много из-за «этих скорбных дней» тех далеких дней. Не говоря уже о погибших, о жертвах революции, гражданской войны, сколько живых сил, сколько умов и талантов были потеряны для Россiи! И все они оказались в разных странах мира!
О всемирно известных эмигрантах, которые прославили свои имена в разных областях науки и техники, культуры, искусства, знают все.
Но есть и другие, о которых никогда не говорят. По роду моей деятельности, а служил я в элетротехнической французской фирме, мне пришлось немало побывать в разных странах и встречать высокопоставленых лиц в области энергетики. Куда бы я ни попадал — будь то  Францiя, Бельгiя, Бразилiя, Америка или Австралiя и дальше, я очень часто имел дело с русскими эмигрантами! И самых разных профессий! Это были всё люди, знанiя которых не служили России!
В шестидесятые годы я был тоже в Советском Союзе с делегацiей французских инженеров. От этой поездки остались самые разнообразные чувства: было и чувство удовольствiя, радости слышать все время вокруг себя русскую речь, смотреть в метро на русских людей, большинство из которых имели книжку в руках (такой контраст с неуютным парижским метро), радость находить столько предметов и памятников, показывающих богатство русских исторiи и культуры, хотя это было в стране, которая носила название — эСэСэСэР или URSS — в котором даже буква Р не указывала на Россiю…
Были тоже и другiе чувства , далеко не положительные. Но самое обидное для меня было то,  что я не смог побывать в моем родном городе  Севастополе,  хотя маршрут нашей поездки привел нас в Ялту, так близко от Севастополя!. Но в те годы Севастополь был «закрытым городом». Как обидно было!
А какая теперь перемена по сравненiю с тем временем! Как радостно, что всё так переменилось.  Долго пришлось ждать этого момента, но, увы,  теперь уже у меня нет сил приехать к вам, но ничего, я радуюсь, что можно так легко и свободно общаться с Севастопольцами.
Я даже радуюсь только тому, что я без всяких препятствий мог бы там быть, смотреть на всё то, о чем я слышал в детском возрасте.
Я радуюсь, что, наконец, увидел бы развивающiйся над кораблями Андреевскiй флаг на рейде Севастополя.
Но говоря об этом флаге, я чувствую, как маленькая тучка проходит в моих мыслях. Возможно ли, что через несколько лет этот символ славы России исчезнет с рейда Севастополя ? А значит повторится то, что было много лет тому назад!
Допустимо ли то, что знамя с крестом Андрея Первозванного унесут из этой земли – из Крыма, — куда вступил Святой Апостол, святая миссiя которого была принести християнство населенiю русских земель.
Нужно надеяться, что этого не произойдет!

Александр Владимирович Плотто.

Видеозапись его «Послания к Севастопольцам» сделана  в Париже в 2010 году Николаем Сологубовским…

https://www.youtube.com/watch?v=6bHxZJabKnM
https://www.youtube.com/watch?v=bSDVUIFoexE
https://www.youtube.com/watch?v=GDYfSLVgxkg

https://proza.ru/2018/10/20/440

«Флаг с крестом Святого Андрея»

Рассказывает Александр  Владимирович Плотто, главный историк Русской эскадры, которая пришла в Тунис из Крыма в 1920-1921 гг.
– Флаг с крестом Святого Андрея был введен царем Петром Великим и представлял собой белое полотнище c голубым диагональным крестом. Официальный статус этот символ российского морского флота получил относительно поздно ( в 1703 г.), после учреждения царем «регулярного» военного флота (1696 г.) и попыток введения иных флагов (трехцветного с горизонтальными полосами красного, синего и белого цветов; белого с синим прямым крестом; трехцветного с полосами белого, синего и красного цветов и т.д.). Можно предположить, что выбор диагонального креста был продиктован учреждением первого и высшего российского ордена, а именно Ордена Святого апостола Андрея Первозванного. Это святой, считавшийся покровителем Российской земли, был распят на кресте, имевшем форму Х.
Почему для российского морского флага царь Петр выбрал именно такое сочетание цветов – голубой крест на белом фоне? На этот счет существует легенда. Однажды зимой в Архангельске, в своем домике, который был разве что чуть больше обычной крестьянской избы, царь допоздна засиделся за работой – он набрасывал на листе различные варианты флага. Утомившись этим занятием, он как сидел, так и уснул, уронив голову на стол. А утром, проснувшись, взглянул на брошенный листок и заметил, что солнечные лучи, пробиваясь сквозь затянутое инеем слюдяное оконце, словно нарисовали на листке бледно-голубой крест. Царь счел это знаком свыше.
Поначалу бледно-голубой косой крест нашивали поверх бело-сине-красных полос уже имевшихся флагов. Затем появились флаги с косым крестом, обозначавшие место корабля в походном эскадренном строю, – крест был вписан в белый прямоугольник, расположенный в верхнем углу флага. И при этом флаг головного корабля эскадры был синий, кораблей основных сил («кордебаталии») – белые, а замыкающего корабля эскадры – красный.
В 1710 году все существовавшие до того флаги были отменены, и был введен единый: белое прямоугольное полотнище с косым крестом в центре. А в 1712 году ион был несколько измерен: в окончательном варианте голубые лучи креста шли от угла до угла полотнища.
В таком виде российский военно-морской флаг просуществовал до Революции 1917 года, когда на смену ему пришел красный. Однако корабли, сражавшиеся во время Гражданской войны на стороне белых, ходили под флагом Святого Андрея. Он же реял на кораблях, пришедших в Бизерту после эвакуации из Крыма в 1920 г., и был спущен на русских кораблях 29 и 30 октября 1924 года в результате признания нового Советского государства правительством Франции.
Этот флаг был снова введен в Военно-морском флоте Российской Федерации в 1992 г. после крушения советской власти.
В России этот флаг, как правило, называют «Андреевским флагом», хотя полное и правильное его название – «Флаг с крестом Святого Андрея».

Александр Владимирович Плотто   «приплыл» вместе со своими родителями в тунисский порт Бизерта в 1920 году. Ему было тогда несколько месяцев. Отрывок цитируется по книге «Под флагом Святого Андрея», написанной А. В. Плотто на французском языке и изданной во Франции. Книга содержит подробные биографии офицеров Российского Императорского флота.
Перевод  отрывка «Флаг с крестом Святого Андрея» сделан Юрием Федуновым.

P.S. На русский язык книга не переведена до сих пор. Может, в год Столетия Русского Исхода это будет сделано?

Николай Сологубовский

Русский Флот. Александр Плотто вспоминает…

В 2004 году из Франции в Россию были доставлены уникальные архивные документы, рассказывающие о судьбе Русской эскадры, покинувшей Крым в 1920 году и и нашедшей свое последнее пристанище в тунисском порту Бизерта.
Их передал в дар Российскому фонду культуры Александр Плотто, потомок русских морских офицеров.

«Судьба подарила мне возможность проследить историю русского флота, я был очевидцем его драмы, знал участников этой драмы, видел, как менялись жизненные обстоятельства русских моряков, оказавшихся на чужбине, — вспоминал Александр Плотто. — Многим из них исход из Крыма казался лишь передышкой после затянувшейся войны. Была надежда, что Андреевский флаг, который продолжал развеваться на русских кораблях в изгнании, вернется в Россию…»
«Французы, которые помогали эскадре финансово, все время требовали сокращения ее личного состава, — вспоминал Александр Плотто. — В итоге из пяти тысяч моряков к 1924 году на кораблях осталось всего несколько сотен. Другие были разбросаны по Тунису. Очень многие переквалифицировались в топографы и землемеры. Даже контр-адмирал Михаил Андреевич Беренс, последний командующий белой русской эскадрой, служил топографом в каком-то русском бюро… А моя бабушка, бывшая севастопольская градоначальница и жена вице-адмирала, чтобы хоть как-то прокормить семью, нанималась штопать и гладить в чужом доме. Среди ее клиентов был морской префект Бизерты. Но если у него случались званые обеды, она была почетным гостем за столом…»
«Архив Русской Эскадры я начал собирать еще подростком, когда жил в Бизерте, — рассказывал Александр Плотто. — Когда мне исполнилось 14 лет, я впервые влюбился в Ирину. Ее отец Николай Федорович Гатенберг был морским офицером. Он много говорил со мной о Русском флоте и привил мне любовь к нему. У них была большая собака, с которой мне нравилось гулять. Мы бродили по бизертинскому побережью недалеко от стоянки кораблей Русской эскадры. Меня все больше притягивали эти полузатопленные миноносцы. Я смотрел на них и спрашивал себя: «Как это могло случиться?»
В то время мне подарили фотоаппарат, и я снимал Русскую эскадру. Так у меня появилась целая серия фотографий русских кораблей. Я собирал дощечки с надписями в трюмах, и они тоже стали частью моей коллекции… Потом я составлял биографии русских моряков с объяснением всех этапов и ступеней службы этих офицеров. В результате получился целый глоссарий.
По моему мнению, сведения о Русской эскадре дают возможность познакомиться с русской культурой, религией, историей, географией. Если только взять названия русских кораблей, их историю, получается настоящий кладезь знаний о России…»
Александр Плотто интересовался историей Русского флота еще и потому, что был тесно с ним связан.
Вот что он рассказал в своем «Послании к севастопольцам», которое я записал с ним на видео в Париже в 2010 году:
«Действительно, мои корни — это члены моей семьи, жизнь которых была связана с Севастополем.
Самый близкiй — мой отец, Владимiр Александрович Плотто. Он всю свою службу во флоте — до вынужденного отъезда из России, провел в Севастополе. По производству в корабельные гардемарины из Морского Копуса, он был назначен на линейный корабль ПАНТЕЛЕЙМОН. Получив офицерскiй чин мичмана при объявленiи войны с Германiей, он сразу же попал в боевую обстановку. За участiе в бою ПАНТЕЛЕЙМОНА с Гебеном, был награжден орденом Св. Анны «за храбрость». Назначен на дредноут ИМПЕРАТРИЦА МАРIЯ , он прослужил на нем от входа его в строй до самой его гибели после взрыва на рейде Севастополя. Этот рейд мог бы быть его могилой (так он стал бы «Севастопольцем» навеки вечныя, … но я бы не родился!)
Самым почетным Севастополцем из моей семьи является мой родной дед, отец моей матери, Сергей Карлович Кульстрем. В чине Капитана 1-го ранга, он переселился в Севастополь после назначенiя в 1909 на должность градоначальника. Оставался им до самой своей смерти в iюне 1913 г., будучи уже в чине генерал-лейтенанта флота.
Я выражаю теплую и искреннюю благодарность Александру Андреевичу Зубареву — исторiографу Севастопольского госпиталя имени Пирогова — за присланные мне номера «Вестника Морского Врача». В одном из них напечатана его бiографическая статья о жизни и смерти Сергея Карловича. Как интересно мне было узнать о деятельности моего деда помимо его прямых обязанностей: сколько занятiй по попечительству и председательству разных комитетов, союзов, организацiй и обществ !
Трудно мне было не испытывать гордость при чтенiи решенiя Севастопольской Думы возложить на гроб усопшего градоначальника венок с надписью:
«От городского самоуправленiя Севастополя, Сергею Карловичу Кульстрему, честнейшему человеку».
А также при чтенiи статiи о нем в газете «Крымскiй Вестник»:
«У покойного было мало друзей, но зато очень много врагов … те, которые обделывают делишки, те, которым мешала неподкупная честность покойного».
Про моего другого деда, контр-адмирала Александра Владимiровича Плотто, я знаю, что он служил на Черном Море с начала войны 14-го года, но он был главным образом в Одессе. В 1916-м году он был коммендантом оккупированного турецкого порта Ризе, а в 19-м, после прихода союзников в побежденную Турцiю, он прикомандирован в Русскую Базу в Константинополе».

Эксперт Российского Фонда Культуры Владимир Лобыцин, который тесно сотрудничал с Александром Владимировичем Плотто, рассказывал:
«Александр Плотто жил в Париже и имел уникальную возможность заниматься поисками бесценных по своему значению документов Русской эскадры, которые оказались во Франции. В течение ряда лет он делал выписки из этих документов, и теперь многие из них вошли в книги и сборники, повествующие о жизни около двух тысяч офицеров Русской Эскадры в тунисском порту Бизерта.
Теперь, когда историкам нужна какая-нибудь справка, у Плотто ее можно получить.
Вот пример. В «Морском сборнике» прошла статья некого В.Л — рь. Мы расшифровали это как Лидзарь. И знали, что Владимира Антоновича Лидзаря разыскивала редакция пражского «Морского журнала» как лейтенанта, служившего в штабе Черноморского флота. Севастопольские архивисты сказали, «что не было в штабе Черноморского флота такого офицера». Через А.В. Плотто мы находим подтверждение: оказалось, Владимир Антонович Лидзарь — не офицер, а чиновник особой части (контрразведки) штаба Черноморского флота.
И таких примеров много, так как А.В. Плотто не только собирал все материалы, но и щедро ими делился. Позвонив ему в Париж, всегда можно было получить необходимую консультацию, а также редкие материалы и фотографии, переданные с оказией, которых так не хватает нынешним историкам. И поэтому многие книги последних лет по истории Русского флота, вышедшие в России, так или иначе связаны с именем Плотто.
Он войдет в Историю Русского Флота и как автор одного из крупных военно-морских изданий русского зарубежья, поскольку в 1998 году он выпустил огромную и прекрасную книгу на французском и английском языках «Служба под Андреевским флагом», где собрал биографии нескольких сотен выдающихся русских морских офицеров».
При самом активном участии Александра Плотто была издана книга «Записки подводника» В.А. Меркушова, одного из первых русских офицеров подводного плавания, героя Первой мировой войны.
В. Лобыцин вспоминал: «К столетию русского подводного плавания, отмечаемому в 2006 году, мы задумали собрать написанное В. А. Меркушовым, чтобы выпустить его книги, так и не увидевшие света. Начали с полученных из Парижа от А. В. Плотто машинописных листов с авторской правкой. Среди них оказалось несколько очерков из книги «Подводники», а также ряд материалов, относящихся к «Дневнику подводника». Наша работа стала целенаправленной, когда в документальном фонде Центрального музея Вооруженных Сил нашлись составленные В. А. Меркушовым подробные оглавления обеих его книг, а также указания, в каких парижских изданиях печатались отрывки из них».
В предисловии «От издателя» к этой книге В.Лобыцин написал:
«Пусть настоящие «Записки подводника» станут памятью о «подлинном герое, чье имя должно быть сохранено в анналах истории русского подводного плавания», столетие которого отмечается в России под сенью Андреевского флага, которому с честью служил В. А. Меркушов».
Эту книгу вы можете почитать по этой ссылке:
http://militera.lib.ru/memo/russian/merkushov_va1/pre1.html

https://proza.ru/2018/10/19/1794

Опубликую еще один документ, под которым стоит подпись Александра Владимировича и его супруги Елены.

Комментарии – Сергея Владимировича Филатова, советского журналиста, корреспондента газеты «Правда», центрального органа Коммунистической партии (КПСС) ,  который стал первым летописцем о Русской Эскадре в Советском Союзе в восьмидесятые годы…

«Что день грядущий мне готовит?» Попытка прогноза на 2015 год №8 (Русский Мир)

7 января 2015 года

https://serfilatov.livejournal.com/1950075.html

Мы продолжаем изучение возможных перспектив 2015 года.
Сегодня — тема Русского Мира через необычайно резкую реакцию потомков русской эмиграции на антироссийскую политику Запада.
Русский Мир приходит в Движение. Медведя все-таки разбудили — и не только на территории Российской Федерации.
И мало теперь никому не покажется…
Заметьте, не мы это начали.
…Дело в том, что заняться проблемами, связанными с историей русской эмиграции из Крыма в 1920 году, известными — в художественном преломлении — по роману Михаила Булгакова «Бег» и одноименному фильму Алова и Наумова, мне довелось в 1987 году, когда я работал в Северной Африке, и из Москвы пришло указание выяснить судьбу Русской эскадры, которую в 1920-м Врангель увел из Крыма в Средиземное море через Стамбул. На бортах более сотни кораблей и судов покинули Родину десятки тысяч людей. Гражданская война — дело злое и безжалостное…
Часть эвакуированных войск осталась в Галлиполи (Турция), большая часть гражданских эмигрантов разбрелась по Европе — от Праги до Парижа, а вот сами корабли Черноморской эскадры были отправлены европейскими «союзниками» сначала в порт Тулон (Франция), а оттуда в порт Бизерта (Тунис), где и закончили свой путь.
На их бортах в Тунис прибыли около шести тысяч русских людей, которые оставили после себя в этих местах прекрасные воспоминания и две православные церкви — Храм Александра Невского в Бизерте и   Храм Воскресения Христова в столице — Тунисе:
Отец Дмитрий, представитель Русской православной церкви уже два с лишним десятка лет представляет РПЦ на тунисских берегах Северной Африки:
А имя Анастасии Александровны Ширинской — хранительницы памяти об истории эскадры — стало легендарным уже после первых моих публикаций, когда мы встретились с ней в том же 1987-м году в её домике в Бизерте.
Это моё фото с Ширинской в Посольстве России в Тунисе (как и все остальные из Туниса, представленные здесь) сделал Николай Сологубовский  уже значительно позже:
По итогам тех моих журналистских расследований, подробно описанных в книге «1001 история, рассказанная в Хаммамете», родился документальный фильм «Анастасия», снятый моим другом Николаем Сологубовским (он же — соавтор умомянутой книги) и режиссером Виктором Лисаковичем.
Этот фильм получил награду «Ника», как «Лучший документальный фильм России 2008 года» и был дважды показан по Первому каналу российского ТВ:
Так что, тема эмиграции лично для меня — не чужая.
Именно поэтому хочу обратить Ваше внимание в рамках проекта блога «Что день грядущий мне готовит?» (предыдущие публикации — здесь) на неожиданную — да-да неожиданную в своей твердости и принципиальности реакцию широких кругов русской эмиграции, а точнее, Русского Мира, представленного за рубежом.
На меня произвело большое впечатление обращение «Потомки белой эмиграции обращаются к лидерам Европы«, которое   было опубликовано в Париже 26 ноября 2014   года.

Ссылка:

https://rg.ru/2014/12/25/pismo.html

Вчитайтесь в строки письма, где в каждой строчке пульсирует русская кровь!

«Уже почти год украинские события глубоко волнуют каждого из нас, потомков белой эмиграции, тем более что в отличие от окружающих нас людей мы в силу нашего происхождения имеем доступ к разносторонней информации. Знание близкого прошлого, а именно прошлого дореволюционной России, предоставляет нам возможность, а с ней и обязанность разоблачать явные исторические фальсификации, приведшие к нынешней драме на Украине.
Перед лицом обострения напряженности как в Донбассе, так и в международных отношениях напрашивается вывод: агрессивная враждебность, разворачивающаяся ныне против России, лишена всякой рациональности.
Политика двойных стандартов зашкаливает.
Где тут европейские ценности?
Россия обвиняется во всех преступлениях, без доказательств она априорно объявляется виновной, в то время как к другим странам проявляется поразительная снисходительность, в частности, в отношении соблюдения прав человека.
Мы ни в коей мере не отказываемся от защиты тех ценностей, на которых нас воспитывали наши предки, обреченные на изгнание после революции 1917 года. Мы не отказываемся ни от осуждения преступных деяний большевиков и их преемников, ни от восстановления исторической правды о том страшном времени.
Но это не значит, что мы можем смириться с ежедневно обрушивающейся на нас клеветой в адрес современной России, ее руководства и ее президента, которых подвергают санкциям и смешивают с грязью вопреки элементарному здравому смыслу.
Эта саморазрушительная для европейских стран нелепая затея заставляет серьезно задуматься всех тех, кто усматривает в ней стремление Запада скорее воспрепятствовать развитию России, чем уладить кризис на Украине.
Особенно смехотворны систематические нападки на все, что так или иначе соотносится с «русским миром»: ведь речь идет об исторических, географических, лингвистических, культурных и духовных реалиях, о великой цивилизации, которая обогатила мир и которой мы по праву гордимся.
Нас также возмущает позорное замалчивание европейскими официальными инстанциями и СМИ тех жестоких бомбардировок, которые украинская армия, поддерживаемая военными группировками под нацистской символикой, обрушивает в Донбассе на мирное население и объекты гражданской инфраструктуры.
Такое замалчивание воспринимается киевскими властями как предоставление им полного права на продолжение убийств и разрушений. Многие месяцы дети и старики гибнут или получают тяжелые увечья, а пленные подвергаются пыткам. А теперь киевское правительство ввело еще и полную блокаду (на газ, электричество, железнодорожное сообщение, пенсии, зарплаты, лекарства, деятельность учреждений, больниц и т.д.), чтобы окончательно уничтожить регион, объявляемый при этом составной частью своей территории.
И как не осудить насилие, чинимое сторонниками Киева в отношении Русской Православной Церкви на Украине?! Священников преследуют, принуждают к бегству и даже убивают; разбомблены полсотни храмов, из которых двадцать разрушены полностью; верующие подвергаются гонениям.
Где тут европейские ценности?
Несмотря на полное неприятие Советского Союза, наши отцы и деды тяжело переживали страдания, выпавшие на долю русского народа во Второй мировой войне.
В свою очередь и мы не останемся равнодушными и молчаливыми свидетелями перед лицом планомерного уничтожения населения Донбасса, вопиющей русофобии и лицемерных подходов, полностью противоречащих интересам любимой нами Европы.
Очень хотим надеяться, что страны, приютившие в свое время наши семьи, вновь встанут на путь благоразумия и беспристрастности.
Париж, 26 ноября 2014 г.»

P.S.
Это письмо составлено князем и княгиней Дмитрием и Тамарой Шаховскими, которых поддержала инициативная группа «Русский Мост», созданная в феврале 2011 года потомками белой эмиграции.
Опубликованное в Интернете 26 ноября 2014 г., письмо получило поддержку более ста представителей княжеских и дворянских родов из разных стран. С каждым днем все больше писем «о солидарности с Россией в час украинской трагедии» приходит на e-mail — solidairesdelarussie@gmail.com.

Письмо подписали:
Юрьевский, Светлейший князь Георгий А.
и Юрьевская, Светлейшая княгиня Еликонида, (Швейцария)
Aлбeртини Вeрa Ф., (Франция)
Aндрeоли Oльгa A., рожд. Трубникoва, (Франция)
Мариaнoв, Aркaдий A., (Бельгия)
Aвьeринo, Михаил В., (Франция)
Барятинский, Князь Владимир В.
и Барятинская, Княгиня Иоланда, (Франция)
Беглан, Мари-Франс, (Англия)
Бeлявcкий, Никoлaй С.
и Бeлявcкая, Гилэн (Бельгия)
Бeрeзникoв, Aлeксей A.
и Бeрeзникoва, Клод (Франция)
Бoбрикoв, Александр П., (Франция)
Бoбринcкий, Николай Б., (Германия)
Бoлдырeв, Aлeксaндр (Франция)
дe Бoрeйшa, Ирина П., (Швейцария)
Брюн де Сент-Ипполит, Софья (Франция)
Бутлерова, Вера Н., (Франция)
Винaнд, Oльгa, рожд. Розина, (Англия)
Винoгрaдoв, Михаил, (Франция)
Вoрoнцoв-Вeльяминoв, Михаил В.
и Вoрoнцoва-Вeльяминoва, Шaнтaль, (Франция)
Дaвыдoв, Кoнcтaнтин К., (Франция)
Дурдин Мaк, Дмитрий П., (Бельгия)
Друцкoй-Coкoлинcкий,
Князь Aлeксaндр A., (Бельгия)
Гендeрcoн-Cтюaрт, Анна C. рожд.
Графиня фон дер Пaлeн, (Англия)
Гендeрcoн-Cтюaрт, Aндрей, (Англия)
Гeнкo, Нecтoр Н.
и Гeнкo, Мaрия И. рожд. Cтaрoceльcкая, (Франция)
Гoлубинoва, Нaдин, (Франция)
Гoрoхoв, Жерaр А., (Франция)
Грaбaр, Михаил Н., (Франция)
Грeкoв, Николай Н., (Франция)
Гучкoв, Иван А., (Швейцария)
Григoрьeв, Aлeксей П., (Франция)
Игнaтьeв, Граф Николай Н., (Франция)
Живoлуп, Влaдимир, (Франция)
Ивaнoва, Мaрия Д.
рожд. Графиня Тaтищeва, (Франция)
Кaмeнeва, Тaтьянa, (Франция)
Капнист, Графиня Вероника Я.,
рожд. Лисет, (Франция)
Кaпниcт, Граф Сергей A., (Франция)
Карминьяни, Рожэ (Франция)
Кнюпфeр, Елена В. рожд. Ягeллo, (Англия)
Кoзырeв, Влaдимир, (Бельгия)
Кoллa-Муcин-Пушкин, Рocтиcлaв В., (Франция)
Кoлчaк Aлeксaндр Р.
и Кoлчaк, Жaнин, (Франция)
Крылoв, Ивaн П., (Бельгия)
Кревьо, Филипп, (Бельгия)
Курдюкoв, Ивaн С., (Франция)
Лaврoв, Oлeг Н., (Франция)
Лaзaрeв, Иван Н., (Франция)
Луи-Киceлeвская, Aнна М., (Франция)
Лучaнинoв, Сергей, (США)
Мaршaлк, Гeoргий, (Франция)
Мaтчeрэ, Гeoргий A. и
Матчерэ, Нaдежда В., рожденная княжна Вoлкoнcкая, (Франция)
Мaцнeв, Aндрей, (Франция)
Миллeр дe лa Ceрдa, Aлeксaндр Н.
и Миллeр дe лa Ceрдa, Aнна O., рожд. Графиня Толстая, (Франция)
Милoрaдoвич, Aннa, (Кaнaдa)
Мурaтoвa, Ксeния М., (Франция)
Мурузи, Князь Кoнcтaнтин П.
и Мурузи, Княгиня Сюзанн, (Франция)
Мурэ, Мaрия A. рожд. Трубникoва, (Франция)
Нарышкин, Петр А., (Кейптаун, Южная Африка)
дe О дe Cижи Мaрия Г. рожд.
дe Cент-Иппoлит, (Франция)
фон дeр Пaлeн, Баронесса Иринa Г., (Бельгия)
фон дeр Пaлeн, Граф Сергей C., (Швейцария)
Паско, Серж, (Франция)
Пeрвышин, Рocтиcлaв Н.
и Пeрвышина, Кceния Б. рожд Мaштaлeр, (Франция)
Перников, Ефим, (Франция)
Плотто, Александр В.
и Плотто, Елена В., (Франция)
Пocылкин, Дмитрий, (Бельгия)
Придун, Иоганна, (Франция)
Придун, Стефан, (Франция)
Пушкин, Aлeксaндр A.
и Пушкина, Мaрия-Мaгдалина рожд. Дурнoвo, (Бельгия)
Пулэ, Мaринa Р., рожд. Пeрвышина, (Франция)
Рaмпeлбeрг, Мaриaнна Д., рожд. Парфенова,
и Рaмпeлбeрг, Рeнэ-Мaри, (Франция)
Рeбиндeр, Ceрaфим A.
и Рeбиндeр, Елена A. рожд. Пoчитaлoва, (Швейцария)
Рeбиндeр, Сергей А.
и Рeбиндeр, Елена К. (Франция)
Рeнн, Дaрья А. рожд. Розова, (Франция)
дe Рeннeнкaмпф, Aлeксaндрa П., рожд. Нефедова, (Франция)
фон Рoзeншильд, Нaталия А., (Франция)
Руcceл, Eлизавета П. рожд . Cтeфaнoвич (Франция)
Ручковский Aлeксей Г.,
и Ручковская, Нaтaлия A. рожд. Бабкова, (Франция)
Caфьянникoв, Павел A., (Бельгия)
Свечин, Иван Н.,
и Свечина, Дeниза, (Франция)
дe Cент-Иппoлит, Петр Г., (Франция)
Cтeнбoк Фeрмoр, Граф Aндрей И., (Франция)
Cтeнбoк Фeрмoр, Графиня Ксeния A., (Итaлия)
Суккар, (Caхaрoв), Aнтон С., (Франция)
Cулaцкая, Екaтeрина А., (Франция)
Тeрeнтьев, Aлeксaндр В. (Франция)
Тoлcтая, Графиня Колетт М., (Франция)
Тoлcтая, Графиня Мaринa М., (Бельгия)
Тoлcтой, Граф Дмитрий C., (Франция)
Трoцкий, Др Сергей C., (Aвстрия)
Тунгузова, Татьяна А., (Франция)
Уcова, Тaтьянa К., (Франция)
фoн Цурикoв, Екатерина Л. рожд. Графиня Игнaтьeва, (Германия)
Фeдoрoв, Aндрей Н., (Франция)
Фeдoрoва, Тaтьянa, (Франция)
дe Фeрмoр, Петр A., (Франция)
Филaтoвa, Юлия, (Бельгия)
Финнсон, Ксения П., (Франция)
Финнсон, Вера, (Франция)
Шаховской, Князь Дмитрий М.
и Шаховская, Княгиня Тамара Г. рожд. Тхоржевская, (Франция)
Шереметев, граф Пeтр П., (Франция)
Шидловская, Ирина A. рожд. Гoлoвина, (Франция)
Шидловская, Марина Ю., (Франция)
Ширикoвa, Тaтьянa, (Швейцария)
Шoрoхoв, Aндрей П., (Бельгия)
Янoв, Николай М., (Франция)

Итого.
Западная ложь — ложь, как пишут авторы письма, «любимой нами Европы» —  достала уже Русский Мир.
И этот публичное, если хотите — официальное, заверенное персональным подписями — аутадофе «евроценностям» от имени русских семей, которые уже почти 100 лет проживают в «европах», но по сей день не утратили своей истинной русскости, носителям которой противно и гадко слушать ложь полуостровных истериков в адрес Родины.
Не могу припомнить, чтобы вот так консолидированно и остро реагировало Русское зарубежье, Русский Мир на западные русофобские гадости. Если только не вернуться к временам Великой Отечественной войны.

Что-то меняется, и год 2015-й в этом смысле может вернуть в Русский Мир исконные смыслы
Мишка проснулся!

Сергей Филатов

Позвольте мне добавить несколько слов 19 октября 2020 года.

Да, Мишка проснулся!  Пять лет спустя! Его  допекли «евроценностями», главными из которых оказались замшелый анти-русский настрой и очередные анти-русские санкции под выдуманными предлогами.

Пять лет назад русские в Европе написали письмо. Его главная идея: мы, русские,  не можем смириться с ежедневно обрушивающейся на нас клеветой в адрес современной России, ее руководства и ее президента, которых подвергают санкциям и смешивают с грязью вопреки элементарному здравому смыслу.

Сегодня, в 2020 году, настало время  для всех русских объединиться, чтобы дать отпор антирусской клевете.

Мы должны говорить правду и только правду.

Как это делал Александр Владимирович Плотто.

И мы это можем объединиться именно  в год Столетия печальных событий в  Русском Крыму и во всей России, которые разъединили Русский Мир.

Николай Сологубовский,

русский город Плес

19 октября 2020 года

Источник: http://www.sologubovskiy.ru/articles/7611/

Назад