Анастасия Александровна Ширинская-Манштейн

Родилась в имении Насветевичей в с. Рубежное (Пролетарск), родилась девочкой крещенная в Митрофановской церкви с. Лисичанск Анастасией. Ее отец – русский офицер, мичман Балтийского флота Александр Сергеевич Манштейн (1888- 1964, внук флигель-адъютанта Александра III А. А. Насветевича, сражался на фронтах гражданской войны 1914 – 1915 по одной линии, а по другой его род восходит к генералу Кристофу-Герману фон Манштейну, автору «Воспоминаний о России» (XVIII век), и маленькая Анастасия проводила время в безмятежных играх в родовом имении Рубежного с мамой (учительница Зоя Николаевна Доронина) и бабушкой.

Никто не знал, какие перемены для семьи, для всей державы готовит 1917 год – год Октябрьской революции. В ноябре 1920 г. после разгрома в Крыму армии Врангеля, уже офицер белой гвардии А. Манштейн, командир миноносца «Жаркий», поведет свой корабль в составе черноморской эскадры императорского флота в неизвестность, подальше от берегов отвергнувшей их Родины.

В возрасте 8 лет попала в Бизерту вместе с матерью на миноносце «Жаркий».

Русских военных моряков из Черноморской эскадры «заперли» в порту Бизерта, где стояли французские войска, оккупировавшие в то время Тунис. Каждое утро моряки поднимали Андреевский стяг и жили на кораблях. Но чужбина есть чужбина. Под видом карантина французские власти запрещали русским сходить на берег. Первым домом в Бизерте для 8-летней Анастасии и всей ее семьи была каюта броненосца «Георгий Победоносец». На протяжении четырех лет больше 6 тысяч граждан рухнувшей империи жили в плавучем городе из тридцати трех кораблей в ожидании решения о своей судьбе.

Здесь был настоящий русский городок на воде – морской корпус для гардемаринов на крейсере «Генерал Карнилов», православная церковь и школа для девочек на «Георгии Победоносце», ремонтные мастерские на «Кронштадте». Моряки готовили корабли к дальнему плаванию – обратно в Россию. На сушу выходить было запрещено – французы обнесли корабли желтыми буйками и поставили карантин. Так продолжалось четыре года.

В 1924 году Франция признала молодую Советскую республику. Начался торг – Москва требовала вернуть корабли Черноморской эскадры, Париж хотел оплаты царских займов и проживания моряков в Тунисе. Договориться не удалось.

Корабли пошли под нож. Настал, пожалуй, самый трагический момент в жизни российских моряков. 29 октября 1924 года раздалась последняя команда – «Флаг и гюйс спустить». Тихо спускались флаги с изображением креста Святого Андрея Первозванного, символ Флота, символ былой, почти 250-летней славы и величия России… Русским было предложено принять французское гражданство, но не все этим воспользовались. Отец Анастасии — Александр Манштейн заявил, что присягал России и навсегда останется русскоподданым. Тем самым он лишил себя официальной работы. Началась горькая эмигрантская жизнь…

Блестящие флотские офицеры строили дороги в пустыне, а их жены пошли работать в богатые местные семьи. Кто гувернанткой, а кто и прачкой. «Мама говорила мне, — вспоминает Анастасия Александровна, — что ей не стыдно мыть чужую посуду, чтобы заработать деньги для своих детей. Мне стыдно их плохо мыть». В 1929 году окончила среднюю школу Лякор и была принята в предпоследний класс колледжа «Стефен Пишон» благодаря хорошим результатам экзаменов. С этого времени она начала давать частные уроки.

Дальнейшее образование она получила в Германии и возвратилась в 1934 году в Бизерту. Анастасия Александровна окончила высшую математическую школу в Германии и всю свою жизнь, начиная с 1934 года, преподавала эту дисциплину в Тунисе. Среди ее учеников – крупные чиновники и предприниматели, видные общественные деятели Туниса, которые с признательностью отзываются о «великой русской» — Анастасии Манштейн. В конце 90-х президент Туниса Бен Али вручил ей орден «За заслуги перед Тунисом». Наша землячка много сделала для укрепления доверия арабов к русским, больше, чем весь корпус дипломатов. Все эти годы на свои скромные средства и средства немногих русских тунисцев она ухаживала за могилами, ремонтировала храм, построенный эмигрантами, которые прибыли в Бизерту вместе с ней.

В 1935 году вышла замуж и родила троих детей. Её муж — Мурза Сервер Муртаза Ширинский, прямой потомок крымско-татарского рода Ширинских. Сын Сергей долгое время жил с матерью в Тунисе, скончался 4 мая 2013 года. Дочери Татьяна и Тамара переехали во Францию, так как Анастасия настояла, чтобы они уехали и стали физиками. Зато два ее внука, Жорж и Стефан, настоящие французы. Они совсем не говорят по-русски, но все равно обожают русскую бабушку. Степа – архитектор, живет в Ницце. Жорж работал у голливудского режиссера Спилберга, а сейчас рисует мультфильмы у Диснея.

Более 70 лет Ширинская жила с паспортом беженки (Нансеновский паспорт). Она отказалась принимать французское гражданство, навсегда оставшись российской подданной. Вновь на родине оказалась в 1990 году. Навестила свое бывшее родовое имение в Лисичанске.

«Я ждала русского гражданства. Советское не хотела. Потом ждала, когда паспорт будет с двуглавым орлом — посольство предлагало с гербом интернационала, я дождалась с орлом. Такая я упрямая старуха».

5 мая 1997 года указом Президента Российской Федерации получила гражданство Российской Федерации.

В 2000 году во время нового визита в Россию встречалась с российской общественностью в Доме дружбы в Москве.

Скончалась 21 декабря 2009 года в своем доме в Бизерте в возрасте 97 лет.

Назад